June 2nd, 2014

(no subject)

С долгом в 3,5 млрд долларов диктовать свои условия по газовому контракту- это феерично.Была бы моя воля и меня пустили бы к кормушке к вентилю, я б его закрыла потуже.Но там живут не только нелюди, но и люди и старики и дети,а скоро зима.Эти с майданом головы такую неприязнь во мне вызвали сильную прсле Одессы.Очень сильную неприязнь.

Молодые, здоровые, сильные гибнут.И матери рыдают.Читаешь сводки с фронта, как из театра абсурда.
И местные жители военных районов как массовка.Женщины, дети, старики.Они умирают не понарошку, навсегда.Мне рассказывали в Абхазии,как убивали друг друга соседи, жившие десятилетия мирно.А потом их трупы лежали рядом на улицах.

Люди сделали свой выбор, за это их сейчас убивают.Не нравится, что убивают- чемодан, вокзал, Россия.И едут.Детей спасают.И там, на войне,скоро некого будет защищать.Я смотрю на фото изувеченных трупов, не верю им и мне хочется сказать- вставайте.Я спасаю свою жопу от рака, а они умирают просто так в мясорубке гражданской войны. Это противоестесственно.Вот что выдают мои прохимиченные мозги.Ну не могу я не замечать эту войну.

(no subject)

В пятницу одна женщина в палате сказала мне:
Хватит разговаривать по телефону о работе.Вы превратили палату в офис.Надо поговорить- выходите.
Сегодня поступила другая женщина, старая армянка с большими грустными глазами и виновато сказала:
- Мы мешаем вам работать своей болтовней.