January 29th, 2015

(no subject)

Читаю " Тихий Дон" Шолохова.Окунулась с головой, читаю по ночам,не могу оторваться.Язык Шолохова взял меня в плен еще в юности.Я прочитала у писателя все, что он написал.Потом перечитывала. А сейчас опять душа запросила.
"В предпоследнюю турецкую кампанию вернулся в хутор казак Мелехов
Прокофий. Из Туретчины привел он жену - маленькую, закутанную в шаль
женщину. Она прятала лицо, редко показывая тоскующие одичалые глаза. Пахла
шелковая шаль далекими неведомыми запахами, радужные узоры ее питали бабью
зависть. Пленная турчанка сторонилась родных Прокофия, и старик Мелехов
вскоре отделил сына. В курень его не ходил до смерти, не забывая обиды"

"Не лазоревым алым цветом, а собачьей бесилой, дурнопьяном придорожным цветет поздняя бабья любовь."

Collapse )

(no subject)

В вагон метро заехал на инвалидной коляске нищий лет пятидесяти.Он ехал по проходу и никто не подавал ему. У средней двери стоял негр. Лиловый такой, настоящий. Он подал нищему милостыню.После этого еще человека три в вагоне подали ему.И я подала, когда он доехал до меня.Выгребла все металлические деньги из кармана.Знаю, что он профессиональный нищий.Но что- то дрогнуло во мне.Я вдруг представила себя в этой коляске.